Отрасль ждет перемен

The sector is waiting for changes
R. Kostyuk
Июнь 2021 • Мясное скотоводство
Скачать статью в PDF

В отрасли мясного скотоводства России заметного прогресса нет уже много лет. Попытки реализации крупных проектов не увенчались успехом или не смогли оказать ощутимого влияния на развитие производства говядины. О своих взглядах на проблемы мясного скотоводства и путях их решения пишет известный в отрасли эксперт Роман Костюк.

Ключевые слова: производство говядины в России, мясное скотоводство России, модели ведения мясного скотоводства, мясные фермы, развитие производственной кооперации, поголовье скота мясных пород

 

Время использовать мировой опыт

 

Роман КОСТЮК, генеральный директор
Национальный союз производителей говядины

Фото: ООО «ЗАРЕЧНОЕ»

Мясное скотоводство России можно сравнить с ребенком, только начавшим познавать мир. Сегодня эта отрасль практически не оказывает влияния на отечественный рынок мяса. Мы пока не научились производить в необходимом объеме говядину, цена и качество которой соответствовали бы мировому уровню. Мы не умеем грамотно продвигать и продавать ее. Если свиноводам удалось добиться прорыва в развитии отрасли всего за 6 лет, то в мясном скотоводстве достичь такого результата меньше чем за 50 лет невозможно.

Нелегко осознавать, что Россия, которая находится в непосредственной близости от международных рынков, с трудом получает от реализации говядины около 3 млн долл. в год. Для примера, в Австралии, где поголовье скота сопоставимо с российским, отрасль приносит 10 млрд долл. в год. Поголовье молочного скота в нашей стране в последние десять лет сокращается, мясного — не растет и, по прогнозам аналитиков, в ближайшие годы тенденция не изменится. Никаких предпосылок к стабилизации и росту численности животных нет. Около 60% потребляемой в России говядины получают от скота молочного направления продуктивности, 18–20% — от животных мясных пород, еще около 20% завозят из-за рубежа. При этом в молочном скотоводстве продолжается переход на интенсивные технологии (наращивание удоев, применение сексированного семени, уменьшение количества рождающихся бычков), что приводит к сокращению производственной базы для получения говядины от молочного скота. Численность животных специализированных мясных пород не растет. Если во Франции поголовье коров мясных пород составляет 4,7 млн, то в России — 1,2 млн. Для достижения достойного уровня развития отрасли необходимо увеличить показатель в десять раз. Но поскольку объем производства говядины в стране возрастает примерно на 1,5–3% в год, можно предположить, что этот процесс будет бесконечным.

Фото Е. ВОРОШИЛОВОЙ

Если мы хотим изменить ситуацию, надо прежде всего твердо уяснить: в отличие от свиноводства и птицеводства мясное скотоводство нельзя рассматривать как отрасль, обеспечивающую продовольственную безопасность страны. Это большая ошибка. Мясное скотоводство России может эффективно развиваться только в рамках реализации социально-экономической программы, основанной на экспорте живого скота и говядины. Лишь часть полученной говядины, которая соответствует внутренним потребностям, должна быть использована для обеспечения страны мясом. Когда перед региональными властями стоит задача ввода в эксплуатацию земель сельскохозяйственного назначения, развития территорий, где нет дорог, электричества и газа, а есть лишь фермеры, которые не имеют стартового капитала и возможности инвестирования, власти порой принимают ошибочное решение о создании небольшой мясной фермы с полный циклом выращивания и производства, ведь свинокомплексов и птицефабрик в стране уже достаточно. Такой подход к производству говядины привел к тому, что оно не растет и в ближайшее время расти не будет из-за неэффективности такого точечного подхода.

При этом Правительство РФ одобрило все меры поддержки, о которых просило бизнес-сообщество. На их реализацию были выделены огромные средства. Когда меня спрашивают, что еще необходимо сделать Минсельхозу России для развития мясного скотоводства, я отвечаю, что не знаю, ведь уже сделано даже больше, чем нужно. Все, о чем мы просили, нам дали, но взять мы не смогли. В результате выделенные деньги вернулись обратно в бюджет. Причина проста: отсутствие инвесторов на внутреннем рынке. Сегодня в стране нет эффективных моделей ведения мясного скотоводства. Все опробованные предпринимателями модели не работают, потому что срок окупаемости бизнес-проектов в отрасли — 8–12 лет, а риски очень велики. Какой инвестор станет вкладывать средства в проект, понимая, что лишь через восемь лет, возможно, вернет часть тех денег, которые вложит сейчас? Поэтому единственный способ сдвинуть с мертвой точки развитие мясного скотоводства — использовать мировой опыт.

Фото А. ЗАМАРАЕВА

Если внимательно его изучить, станет ясно, что 80% мирового поголовья мясного скота содержат мелкие фермеры. Численность животных в их хозяйствах составляет от 50 до 100 голов. Так живет весь мир. В нашей стране попытались создать крупные холдинги. Но себестоимость продукции такого предприятия в отрасли мясного скотоводства в два раза выше себестоимости продукции фермера. Экономическая эффективность холдингов в нашей отрасли крайне низкая, и причина не в затратах на корма. При содержании мясного скота необходимы только чистая вода, соль и то, что выросло на земле, иногда даже без участия человека. Самую большую долю в себестоимости говядины занимают расходы на содержание коровы с теленком на пастбищах. Комбикорма практически не применяют (лишь на конечных стадиях откорма для получения определенных видов мяса). В процессе выращивания скота используют только продукты растениеводства. Однако отрасль не развита, а численность поголовья мясного скота в стране крайне низкая. Почему? Можно ли что-то сделать?

Пожалуй, единственная проблема, которая сегодня не решена не только в нашей стране, но и на всем континенте, заключается в неуправляемости и нелогичности рынка торговли скотом. Инвестор, который вкладывает деньги в получение хорошего генетического материала, сталкивается с необходимостью связаться с огромным количеством незнакомых людей, чтобы предложить своих животных. Между поставщиками и покупателями возникает непонимание, недоверие. Часто они просто не знают о существовании друг друга. Отсутствуют четкие критерии оценки качества при производстве и продаже скота. Поэтому у предпринимателей нет стимула к тому, чтобы тратить большие деньги на приобретение поголовья. Они стремятся купить его как можно дешевле, что приводит к деградации отрасли (из-за распространения слабого генетического материала крупного рогатого скота), сокращению численности животных (из‑за приобретения скота, не способного к размножению) и снижению интереса инвесторов к мясному скотоводству. Для решения этой проблемы необходимо кардинальное изменение системы отраслевых связей. Отсутствие жесткой специализации в каждом звене логистической цепочки сводит к нулю шансы на создание отрасли. Попытка осуществить все необходимое внутри одного холдинга приводит к росту затрат, себестоимости продукции и ограничивает экономический рост предприятия. Конечно, нельзя не отметить огромный вклад в развитие отрасли компании «Мираторг». Смелость, которую проявила ее команда, приняв решение заняться мясным скотоводством, достойна уважения. Сегодня на мясных фермах холдинга содержат почти 1 млн животных, в том числе 350 тыс. коров. Компания занимает свыше 14% отечественного рынка говядины и, безусловно, влияет на развитие отрасли в целом, но все же не может дать ему такой импульс, чтобы произошли изменения, заметные в масштабах нашей страны.

Таким образом, единственный путь — разделение бизнес-связей внутри отрасли. Около 70% средств (экономическая база) — инвестиции в стартовое маточное поголовье, инфраструктуру скотных рынков и сервисных центров — должно быть предоставлено в результате взаимодействия администраций регионов и муниципалитетов для выполнения задач, поставленных губернаторами и президентом.

Фото Т. ЗИМИНОЙ

Необходимо решить, как помочь фермеру заработать деньги на мясном скотоводстве в местности, где нет ничего, кроме земли и воды. Только тогда в отрасль начнут поступать дешевые инвестиционные ресурсы. Можно будет с минимальными затратами получать телят и поставлять их на откормочные комплексы. Появятся заинтересованные в развитии этого бизнеса инвесторы — фермеры, которые хотят жить и работать на селе. Необходимо создать новую модель ведения отрасли в стране. Мясное скотоводство надо рассматривать как социальный лифт, дающий возможность людям приобрести имущество и стабильно зарабатывать деньги в рамках масштабной производственной кооперации. При этом основной объем продукции отрасли должен быть предназначен для экспорта. Такая схема позволит обеспечить прослеживаемость качества, создать систему управления и прогнозирования. Благодаря этой цепочке получение конечного продукта станет окупаться быстрее. Цикл, занимающий 8–10 лет, будет разделен на пять этапов, каждый из которых окупается в течение 2–3 лет. То есть сроки окупаемости сократятся, хотя и в очень узком сегменте.

Для реализации такого плана нужно сделать многое, но это — способ воплотить идею взрывного роста экономики России. Одна семья, содержащая 160 коров без капитальных строений в хозяйстве, может получать до 8 млн руб. выручки в год. Вопрос в том, получится ли у нее выделить из этой суммы от 1,5 до 2 млн руб. на собственную жизнь. Ведь фермер не считает прибыль, он живет с оборота. Именно такой подход к бизнесу позволяет ему поддерживать низкую себестоимость производства. Себестоимость теленка, выращенного до возраста отъема, на крупных отечественных предприятиях составляет в среднем 70 тыс. руб. В фермерских хозяйствах — 25–32 тыс. руб.

Фото: ООО «ЗАРЕЧНОЕ»

В заключение подчеркну, что сегодня максимальный объем говядины, который мы получили в 2020 г. в России, — 1630 тыс. т. Между тем Китай в прошлом году импортировал свыше 2100 тыс. т мяса этого вида. И это при том, что потребление говядины в Китае составляет всего 5 кг на человека в год и по прогнозам китайских аналитиков скоро оно повысится до 8 кг. Говядины не хватает в Иране, Киргизии, Таджикистане, Узбекистане. В Россию завозят мясо, полученное после того, как в Уругвае и других странах забили и переработали 1,5 млн быков. Все это говорит о том, что рынок мясного скотоводства будет свободен по крайней мере в ближайшие 100 лет. Нам нужно только решить, чего мы хотим, и начать двигаться к своей цели.

ИД «Животноводство»
animal@zzr.ru
Москва, Хорошевское шоссе, 32 А, оф. 8
+7 901 578-71-29
8 800 551-73-54

Другие статьи

Развитие мясного скотоводства в ЕАЭС

Консолидация усилий бизнеса и государственных структур стран ЕАЭС по созданию условий для развития межгосударственной кооперации позволит повысить эффективность ведения мясного скотоводства, а также увеличить степень занятости и уровень доходов сельского населения, создать предпосылки для наращив

Развитие мясного скотоводства в ЕАЭС

Консолидация усилий бизнеса и государственных структур стран ЕАЭС по созданию условий для развития межгосударственной кооперации позволит повысить эффективность ведения мясного скотоводства, а также увеличить степень занятости и уровень доходов сельского населения, создать предпосылки для наращив

Отрасль ждет перемен

В отрасли мясного скотоводства России заметного прогресса нет уже много лет. Попытки реализации крупных проектов не увенчались успехом или не смогли оказать ощутимого влияния на развитие производства говядины.

Откорм бычков молочных пород

Откорм бычков, полученных от коров молочных пород, может быть рентабельным. Это доказано на примере ООО «Вера», где используют в рационах 2,5%-й премикс производства компании «Коудайс МКорма».

«Наша цель — сохранить и улучшить скот лимузинской породы»

Интервью с владельцем компании KBS Genetic Джузеппе Панталеони.

Откорм бычков молочных пород

Откорм бычков, полученных от коров молочных пород, может быть рентабельным. Это доказано на примере ООО «Вера», где используют в рационах 2,5%-й премикс производства компании «Коудайс МКорма».